Визаж и жизнь Нико Баджио

Мало кто так хорошо разбирается в истории визажа, как Нико баджио. Еще бы! Ведь он – часть этой красивой истории. Модные показы Versace, Dolce&Gabbana, Prada, Moschino, Max Mara, съемки для рекламы, обучающие курсы по всему миру и собственный бренд... Как стать успешным визажистом? В чем секрет идеального образа? Какие тренды сегодня господствуют в макияже, и кто их диктует?

Нико, в какой момент вы поняли, что визаж – ваше призвание?

Вы правильно подметили, что это именно призвание, а не выбор. Сначала я работал художником-декоратором в кино, затем костюмером на телевидении, а потом пришел к визажу. И это моя большая любовь.

И каким был этот путь?

Когда я работал костюмером, надо было заниматься не только костюмами, но и париками и макияжем. Я трудился на RAI (Итальянское радио и телевидение. – Ред.) – и там встретил Диего Далла Пальму, великого итальянского визажиста. И мы поняли важную вещь: дело не в том, что в мире не хватает косметики, а в том, что не хватает человека, который показал бы женщинам, как правильно использовать эту косметику. И я начинал работать в Chanel, Estee Lauder и других известных брендах, поскольку 30 лет назад не существовало специальности «визажист». Были гримеры в театре, кино и на телевидении, но что касается fashion- индустрии... Модели все красили себя сами. И любая женщина в Париже и Нью-Йорке сама наносила макияж. Мы стали первыми не просто в Европе, но в мире, кто решил научить женщину, как наносить декоративную косметику профессионально. И это была страсть, любовь к своему делу. Конечно, это было призвание.

В начале 2016 года вы презентовали в России линию косметики FACE nicobaggio professional make-up. Как и почему возникло желание создать собственный бренд?

Я исходил из того, что надо заниматься корректирующим макияжем, поскольку большинство линий мейкапа, существующих в мире, имеют скорее декоративную цель. Они больше ориентируются на цвета и их многообразие. Я как специалист по мейкапу чувствовал: необходимо создавать продукты, которые будут использоваться для корректировки, чтобы исправлять что-то, а не придавать цвет векам и губам. Подумайте сами: если я добавлю цвета лицу красивой женщины – она останется красивой, а если добавлю цвета лицу некрасивой женщины – она останется некрасивой. Поэтому я создал линию косметики для моделей и профессионалов, которая позволит именно корректировать те или иные недостатки внешности.

Каков ваш любимый продукт?

База. Мне нравятся базовые продукты: корректоры, тональные кремы, то, что используется для формирования контура, светотени.

Как долго пришлось работать над созданием собственного продукта?

Линия появлялась постепенно. Сначала мы создавали тональные кремы, корректоры, базы, потом перешли к средствам для макияжа глаз и губ. Плюс расходные материалы: кисти и аппликаторы. Ведь если продукт хороший, но нет подходящей кисточки, – результат будет провальным. Дабы создать всё то, что вы видите, понадобилось около семи лет.

Знаете, сегодня в мире полно продуктов, и все они одинаковые. Мы все производим одно и то же. К примеру, Италия: три-четыре больших предприятия, которые производят что-то для Нико Баджио, что-то – для Chanel, что-то – для Elizabeth Arden. Кто-то делает больше, кто-то – меньше, кто- то – лучше, кто-то – хуже. Вот появляется новый продукт, а на следующий день все скопировано. Как и в моде. Появляется что-то немного более дешевое, но по сути это копия. Сегодня уже нет продукта, который бы принципиально отличался. И путей развития в этом случае два: реклама или образование. В рекламу надо много вкладывать – и запускать ее на международном уровне. Другой путь, на мой взгляд, гораздо лучше и результативнее: постоянное обучение специалистов.

Что, на ваш взгляд, нужно прежде всего усвоить новичкам в профессии? И о чем не стоит забывать тем, кто уже давно осваивает искусство макияжа?

Самое главное – научиться читать лицо. Существуют женщины, которым нужно очень много косметики. Есть те, которых стоит красить совсем немного. А есть женщины, которых почти вовсе не надо красить. И специалист должен тут же это увидеть. Думать не о том, какой цвет нанести, а какой тип мейкапа подойдет. «Много», «мало» или «почти не надо». Только глаза, только губы или только кожа. Сегодня макияж состоит именно из нюансов. Это как мода. В моде сейчас главное не одежда, а аксессуары: туфли, очки, сумка, духи. Они создают стиль.

Что касается специалистов... Я провожу курсы во всем мире, и мои ученики, даже опытные, часто начинают с того, что предлагают мне набор оттенков теней или помад для модели. Это ни к чему. Нужно найти деталь. Важны, скажем, брови, коррекция кожи, линия губ. И самое важное для специалиста по визажу: нужно взять свет и «поставить» его на лице женщины. Не цвет, а свет.

Как научиться видеть правильный свет на лице? Только практика?

Да, это приходит в процессе работы. Не существует книжки о том, как это делать, – это нужно чувствовать. Надо постоянно обучаться, быть в поиске. Визажист должен хорошо знать историю моды и красоты. Когда нужна деталь, мы обращаемся к образам прошлых эпох. Заимствуем что-то из 50-х, что-то – из 90-х. Так появляются неуловимые, но важ- ные нюансы. Вот вам примеры: Мэрилин Монро, Софи Ло- рен, Брижит Бардо, – красота великих звезд кинематографа состояла из деталей. Если мы уберем подводку для глаз у Мэрилин, уберем ее большой рот, – она уже не будет Мэрилин. Одри Хепбёрн не будет Одри Хепбёрн без ее широких бровей. Миллион таких примеров. Горькая улыбка Греты Гарбо, появляющаяся за счет рта, нарисованного немного вниз... То же самое с современными звездами. Важно найти деталь, подчеркнуть ее. Тогда красивая женщина становится дивой.

Какие ошибки вы чаще всего замечаете в работе своих учеников и коллег-визажистов?

Самое сложное для визажиста – это рот. Когда говоришь ученикам: «Делай рот», 97 процентов сделает неправильно. Поскольку лицо асимметрично, его всегда нужно корректировать. И это требует огромного мастерства.

Еще одна деталь: многие из моих учеников – женщины. Мужчину здесь встретишь редко. И это тоже своего рода ограничение. Поясню: женщина, нанося макияж, должна смотреть не глазами женщины, а глазами мужчины. Кому вы, в конце концов, должны понравиться: мужчине или женщине? Менталитет у женщины-визажиста, на мой взгляд, должен быть мужским.

У кого вы учились этим премудростям?

Когда я работал костюмером, гримеры зависели от меня, то есть я мог ходить и смотреть, как они работают. Но они все ужасно ревнивы! Один из самых великих визажистов в истории кинематографа Альберто де Росси, когда делал макияж Лиз Тейлор, приносил в гримерку огромный букет красных роз для актрисы, усаживал ее в кресло, закрывал гримерку на ключ – и даже его ассистент не мог видеть, какие приемы и техники использует в макияже де Росси. Абсолютный секрет. Поэтому учиться, наблюдая за чьей-то работой, получается далеко не всегда. Так что рецепт успеха, наверное, состоит из обучения, собственного поиска, книг, Интернета и любви. Если нет любви, ты никогда не постигнешь это искусство.

А почему вы решили учить сами?

Потому что я создал линию косметики. Если бы я ее не создал, я бы не рассказывал то, что рассказываю. Мне интересно продвигать таким способом продукт.

Какие курсы вы проводите?

Их много. Макияж для фотосессий, вечерний, дневной, fashion... Однако сейчас я делаю принципиально новый курс. Макияж для знаменитостей. Но не звезд сцены, а деловых женщин от 40 до 60 лет, которые занимают определенное место в обществе и появляются на телевидении и в газетах. Это мейкап, который не имеет отношения к моде: он не делает человека более красивым или молодым – он призван вывести вперед элегантность, харизму, очарование и стиль. Это макияж, который виден и не виден одновременно, но играет огромную роль.

Каковы фирменные приемы макияжа Нико Баджио?

У каждого специалиста по визажу есть собственная техника. И мы часто боимся о ней рассказывать, это своего рода секрет. Но скажу, что техника во многом зависит от того, как используется продукт. И всё, что связано с техникой, – связано с интерпретацией лица. Главная техника со- стоит в том, чтобы увидеть изюминку и подчеркнуть ее, а не просто накрасить лицо.

Другая проблема заключается в том, что многие девушки хотят заниматься этой работой только ради денег. Но так ничего не выйдет. Это должно стать самым важным делом твоей жизни, нужно любить эту работу и ставить ее на пер- вое место. Только тогда можно добиться успеха.

Сегодня многие уверены, что могут краситься сами. YouTube, онлайн-курсы, пошаговые инструкции... Что вы думаете по этому поводу?

Важно, чтобы женщина хоть раз в жизни отправилась к специалисту по визажу. Это как идти к стилисту: специалист интерпретирует образ, а не надевает на тебя новую одежду. Так же и визажист: он изучит не просто лицо, но весь образ в целом, подберет косметику. Если вам нужен только продукт, можно пойти в любой торговый центр, там всё есть. Но когда ты не знаешь, какой продукт тебе нужен... Это все равно как если бы у тебя имелся прекрасный парк машин, но не было ни бензина, ни водителя. Девушки в таких магазинах продают прекрасные продукты, но у них нет специального образования, они ничего не знают. Если мы отправимся сейчас в подобный магазин и попросим дать совет насчет мейкапа, то в результате не подойдет 80 процентов продуктов, которые нам порекомендуют. Таким образом, женщина должна либо разбираться сама в упомянутых тонкостях, либо обратиться к специалисту, иначе она купит что-то не то. А если ты не то купил, ты не скажешь: «Эта девочка-продавщица ничего не понимает!» или «Я не могу подобрать себе продукт!». Нет. Что мы обычно говорим, когда нам не подходит косметика? «Эта косметика – плохая!»

Так и есть. К профессионалам обращаются далеко не всегда.

Сегодня, чтобы быть профессионалом мейкапа, нужно быть в том числе стилистом. Разбираться в моде. И не только в последних тенденциях, но знать историю моды, по крайней мере за последние 100 лет. Знать, как укладывали волосы, какие были стрижка, аксессуары в разные периоды. Если это не интересно, работа у вас не пойдет. Женщины идут к парикмахеру и делают стрижку, затем идут к визажисту и делают макияж, потом – к портному, чтобы выбрать одежду. Получается коллаж. Что-то непонятное. Справедливости ради отмечу, что иногда получается хорошо. Но иногда – просто ужасно. И есть очень богатые женщины, которые тратят кучу денег и кошмарно при этом одеваются. Мы, специалисты по визажу, должны взять женщину за руку и вести ее. Понять, какой цвет волос ей идет, какая ей нужна стрижка, какая одежда, макияж, обувь, украшения, духи, уход за лицом. Вот так должен работать визажист сегодня.

Вы сотрудничаете с известнейшими модными домами. Насколько я знаю, работа на бэкстейдже – особая, со своими законами и правилами. И это почти всегда стрессовая ситуация. Как научиться справляться с подобным стрессом, и случались ли у вас форс-мажоры при работе с моделями перед показом? Есть ли у вас свой набор правил работы на бэкстейдже?

Легкой работы в нашем деле не существует в принципе – это стресс каждый день. Думать, что будет легко, – первейшая ошибка. Не важно, должен я гримировать диву или модель, топ-менеджера или невесту, просто нанести дневной макияж, – это каждый раз вызов. И нельзя наработать какой-то стандартный набор практик и схем. Тот макияж, что я делаю тебе, совершенно неприменим к другой женщине. Каждый раз надо начинать с нуля, ничего не повторяется.

Легких путей нет. Даже если это грим очень красивой женщины. Если ее «перекрасить», это тоже ошибка. Накрасил меньше, чем надо, – опять ошибка. Все должно быть в меру. Все должно быть совершенным. Каждый раз.

С какими моделями добиться совершенства сложнее всего?

Самое сложное – это мейкап для фотосессии. Образ застывший, всё сконцентрировано на лице, всё видно. Когда- то все увлеченно использовали Photoshop, чтобы исправить недостатки. Но сейчас многие журналы, да и сами клиенты, не хотят Photoshop, и мы возвращаемся к тому, что мейкап должен быть совершенным. Например, когда создают рекламу косметики, духов, крема для лица, макияж и волосы – это 70–80 процентов образа. И работа состоит из множества моментов, включая знание того, как работает фотограф и как ставят свет в студии. Профессиональные визажисты, занимающиеся именно подготовкой моделей к фотосессии, зарабатывают от двух до пяти тысяч евро в день, потому что это действительно сложная работа, требующая постоянной концентрации и полной отдачи.

А вы помните первую звезду, которой вы делали макияж?

О, конечно! Это была Орнелла Ванони. Канал RAI делал программу Lady Magic. Я тогда работал костюмером, и мне надо было придумать костюмы для песен, которые исполняли певицы из разных стран. Ванони одевалась только в Versace, и именно в его бутике мы выбирали одежду для выступления. Однако это не всё. Ей очень нравились накладные ресницы, но телевизионный гример никак не мог их правильно наклеить. Ванони стала раздражаться. Ситуацию надо было исправлять, и я сказал: «В чем проблема? Давай я попробую!» – и начал работать с ресницами. Она посмотрела и сказала: «Молодец!» В этот момент я понял, что хочу заниматься визажем.

Как рождаются модные тенденции в макияже?

Данный процесс очень плотно связан с высокой модой. Но сегодня это не только подиумы: тенденции могут запустить и дивы сцены. Мадонна, Леди Гага, Шакира, Бейонсе: они диктуют моду и рождают идеи. А иногда мода приходит с улиц. Нужно всегда смотреть вокруг и что-то брать на заметку.

А что будет модно в грядущем сезоне?

В течение последних 10 лет макияж, так или иначе, был в стиле рок. Он был очень тесно связан с 70-ми годами прошлого века. И все стилисты что-то брали, для модных показов, из моды 70-х. Визажисты тоже ориентировались на рок-образ. Подводка для глаз, smoky eyes, темные рты, широкие брови... Такой макияж делал образ женщины более суровым. Она должна была выглядеть уверенной в себе, агрессивной, сильной. Вспомните показы Dolce&Gabbana, Versace, Roberto Cavalli. Но это работало до осени–зимы-2015/2016. Сейчас все полностью меняется. Мода обращается к 80-м и, может быть, берет совсем немного деталей из 50-х. Почему 80-е? Это было время бума, все было хорошо, и, видимо, сейчас возникла тоска по тому спокойствию. Не надо подводки, smoky, темных ртов. На смену им пришел «мерцающий» мейкап. Свет, легкость, персиковые и розовые тона, натуральные цвета. Тренд этой весны–лета – очень романтичная женщина. Женщина, которая пришла из мира сказок.